Оскар Райс ведет тренинги по видеоблогингу в Ютубе

В Кыргызстане, по данным Нацстаткома, более 180 тысяч человек с ограниченными возможностями здоровья и около 30 тысяч из них — молодые люди до 18 лет. Столица, несмотря на прогресс в отношении к лицам с инвалидностью, остается неприступной для них в буквальном смысле.

По словам активиста Оскара Райс, 98 процентов территории Бишкека недоступно для таких жителей. И это даже несмотря на внесенные в 2015 году изменения в Кодекс об административной ответственности, который предусматривает ответственность в виде штрафов должностных и юридических лиц за нарушение требований по доступности зданий и сооружений для ЛОВЗ.
“Куда выходить, если невозможно воспользоваться элементарными удобствами, не то, что передвигаться?” — разочарованно жалуются люди на колясках.
Об этой проблеме так много говорят, но ничего, по сути, не делается для тех, для кого три–четыре ступеньки становятся неприступным препятствием.
Проект стартовал, и на сегодняшний день уже прошла первая серия тренингов для его участников. Тренеры и коучеры — Оскар Райс и Укей Мураталиева, у которых инвалидность I группы, они не понаслышке знают, с какими проблемами сталкиваются ЛОВЗ.
Кстати, общественность поддержала задумку организаторов. На каждый семинар разные кафе и рестораны привозят ребятам горячие обеды. А еще им подарили 5 мобильных телефонов, которые на днях будут отданы самым активным участникам. У некоторых из них нет телефонов, и они им крайне необходимы.

Пранки на колясках
С участниками проекта мы встретились в Музее ИЗО, куда их преподавателя Оскара Райс пригласили на награждение за “Лучший материал в сети Интернет по доступной среде” в рамках проекта “Мы разные, но мы равные”.
На мероприятие он пригласил своих учеников, для которых там же и провели практическое занятие. Парни и девушки снимали на мобильные телефоны все, что происходит вокруг, а потом из этих видео сделают сюжет.
По окончании мероприятия участники пригласили прогуляться с ними по городу, чтобы показать то, с чем им приходится сталкиваться. И, кстати, даже выходя из Музея ИЗО, тем, кто передвигается в коляске, пришлось просить у прохожих, чтобы помогли спуститься по ступенькам. “И так каждый раз”, — сетуют ребята.
До филармонии добираемся на машинах, у некоторых они имеются. А иначе пришлось бы ехать на общественном транспорте. На костылях, с ходунками и колясками — это проблематично. На площадке у филармонии еще ведутся работы, укладывают гранитные плиты. Чтобы подняться, нужно преодолеть ступеньки. Но сбоку есть заезд к входу, правда, на нем розовый шланг, который тоже с трудом перешагнули и проехали. Но все участники с легкостью справляются. Те, у кого нет проблем с передвижением, помогают друзьям на колясках. Братишка Оскара Райс Арстанбек, который пришел тоже на мероприятие, взялся управлять ходунком Айданы и возил девушку все время, с гордостью называя себя личным водителем. Олю, у которой ДЦП, под руки поддерживают подруги Лена и Юля.
Труднее всех идти Владимиру. Но вся группа терпеливо ждет друга. Владимиру 35, он учился в реабилитационном центре “Умут–Надежда”. Говорит, что хорошо поет и мечтает продолжить обучения вокалу, если найдется педагог.
— В теплое время года мне намного легче ходить, — говорит он. — А зимой, когда скользко, я часто остаюсь дома и никуда не могу выйти. Если еду куда–то по делам, то на такси, в общественном транспорте с костылями неудобно.
Ремонт Кыргызской национальной филармонии полностью завершен. На днях президент посетил ее. О ремонте здания рассказали глава Минкультуры, гендиректор филармонии Кыргызбай Осмонов, а мэр Бишкека Азиз Суракматов представил информацию о благоустройстве близлежащей территории. И все было бы здорово, если не одно “но”. У входа в филармонию нет пандусов, а это значит, что те, кто передвигается с помощью коляски, не смогут самостоятельно посещать вечера классической музыки.
Помимо филармонии, скоро планируется отремонтировать еще и театр оперы и балета, а также кыргызский и русский драмтеатры. Будут ли они доступны для инвалидов?
У Айданы маленький маневренный ходунок, опираясь на него, она ходит. Этот чудо–ходунок привез ее дядя из Германии, таких тут нет. Но девушка признается, что ей проще передвигаться с поддержкой мамы или подруг. Недавно она окончила курсы маникюра. А в сентябре поступает в КНУ, будет учиться на юриста. И это стало возможным благодаря поддержке ректора университета. Но, к сожалению, учиться девушка будет заочно, в том числе потому, что учебное заведение не предусмотрено для людей с инвалидностью. Нет пандусов и лифтов, чтобы можно было передвигаться из кабинета в кабинет.
Наперебой ребята рассказывают о себе, каждому хочется поделиться.
Лена, например, любит вязать и хочет в совершенстве освоить это мастерство. Она хоть и не испытывает трудностей с передвижением, но переживает за ребят, мечтает, чтобы город был доступным для всех. Ее подруга Оля, у которой ДЦП, недавно упала и расшибла лоб, на нем до сих пор красуется шишка. Оля ходит с палочкой, на которой почему–то отсутствует прорезиненный наконечник, трость скользит, и Оля не может удержать равновесие.
Дастану двадцать, он давно хотел стать видеоблогером и, когда узнал о проекте, решил принять участие. Он — студент колледжа инновационных технологий и экономики. Учится дистанционно, но признается, что всегда мечтал посещать занятия со всеми вместе, найти среди одногруппников друзей. Но колледж не оборудован для таких студентов, как он.

Без шрифта Брайля
34–летняя Назира носит темные солнцезащитные очки. О том, что девушка незрячая, догадываешься, лишь заметив сложенную белую трость.
Назира рассказывает, что мечтала стать географом, юристом, журналистом, историком, учителем, но ее планам не суждено было сбыться, а все потому, что в наших вузах просто нет учебных пособий для того, чтобы незрячие люди тоже могли учиться.
— Я занимаюсь корректурой аудиокниг для незрячих, учусь сейчас на блогера и хочу показать всем, кто жалуется и говорит, что им чего–то не хватает, что они живут лучше, чем мы. Нам сложнее живется, мы нуждаемся больше, но не опускаем руки и заявляем о своих правах. Участвую в разных общественных мероприятиях и пытаюсь доказать, что люди с инвалидностью такие же, как и все, и имеют право жить, как все, — говорит девушка. — Я часто хожу пешком и часто сталкиваюсь на дорогах и тротуарах с препятствиями. Например, часто паркуют машины прямо посреди тротуара. И в троллейбусах не всегда объявляют остановки. Для меня и таких, как я, это большое неудобство.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.